***
Главная » Психофизиология человека в экстремальных ситуациях » 3.2. Психогенные реакции и расстройства, возникающие в экстремальных условиях при стихийных бедствиях, катастрофах и во время войны



3.2. Психогенные реакции и расстройства, возникающие в экстремальных условиях при стихийных бедствиях, катастрофах и во время войны

3.2.1. Направление изучения психопатологических проявлений и расстройств

Предметным изучением системы взаимодействия человека, природы и общества при стихийных бедствиях и катастрофах занимаются различные научные коллективы, использующие свои специфические подходы, понятия и методы исследования. Как свидетельствуют данные имеющихся публикаций, для изучения психологических состояний и психопатологических проявлений у пострадавших во время катастроф и стихийных бедствий, используются 3 направления.

1. Определение феноменов, составляющих особенности индивидуальных и коллективных реакций на экстремальную ситуацию.
2. Изучение частоты и структуры психических нарушений.
3. Разработка вопросов организации профилактики и специализированной медицинской помощи.

Успешное решение эпидемиологических задач и связанных с ними проблем медико-психологической и психиатрической помощи пострадавшим возможно лишь при установлении достаточно четких психопатологических границ и клинических особенностей возникающих состояний. Однако изучение поведения людей при стихийных бедствиях сопряжено с целым рядом трудностей, главной из которых является ограниченная возможность непосредственного квалифицированного наблюдения за поведением в момент экстремального воздействия. Кроме того, от 21% до 78% населения отказываются участвовать в опросах, которые обычно проводят с целью восстановления ситуации. Поэтому информация часто бывает разрозненная, недостаточная для решения практических задач и теоретического освоения темы. При ретроспективном анализе отдельные картины часто по-разному определяются, приобретая у тех или иных авторов различные толкования и неодинаковый смысл. Это препятствует распознаванию основных психопатологических закономерностей, выделению характерной совокупности определённых симптомов и симптомокомплексов.

Из многочисленных литературных источников видно, что авторы по-разному оценивают возможность развития психических нарушений при стихийных бедствиях. Одна группа исследователей полагает, что стихийные бедствия могут вызвать множество психических и соматических расстройств, связанных с острой и хронической психотравматизацией.
Иной точки зрения придерживаются другие исследователи, по мнению которых действительно имеющиеся негативные последствия для психического здоровья некоторых групп населения сравнительно легки, кратковременны и могут сами купироваться.

Стихийные бедствия способны вызвать как кратковременные, так и более длительные психические расстройства.

В 1976 году была организована Всемирная ассоциация по оказанию экстренной медицинской помощи при катастрофах и стихийных бедствиях, известная также под названием "Клуб Майнца". В 1984 году начал выходить международный журнал "Медицина катастроф". Главная тема публикаций этого журнала — совершенствование средств и методов помощи населению в экстремальных условиях катастроф.

В США при национальном институте психического здоровья организован центр по изучению психических расстройств, возникших вследствие критических состояний, обусловленных стихийными бедствиями и катастрофами. Его деятельность направлена на изучение психосоциальных реакций в условиях стихийных бедствий и катастроф, проектирование и оценку соответствующих служб психического здоровья, разработку практической тактики и изучение роли общественного влияния на предотвращение развития психических последствий.

Важное место занимает вопрос о динамике психогенных расстройств, развившихся в жизненных ситуациях. Ему посвящено достаточно специальных исследований. В соответствии с работами национального института психического здоровья (США) психические реакции при катастрофах подразделяются на четыре фазы: героизм, "медовый месяц", разочарование и восстановление.

Фаза героизма начинается непосредственно в момент катастрофы и длится несколько часов. Для нее характерны альтруизм, героическое поведение, вызванное желанием помочь людям, спастись и выжить. Ложные предложения о возможности преодолеть случившееся возникают именно в этой фазе.

Фаза "медового месяца" наступает после катастрофы и длится от недели до 3-6 месяцев. У выживших людей проявляется сильное чувство гордости за то, что преодолели все опасности и остались в живых. В этой фазе пострадавшие надеются и верят, что вскоре все проблемы и трудности будут решены.

Фаза разочарования обычно длится от 2 месяцев до 2 лет. Сильные чувства разочарования, гнева, негодования и горечи возникают вследствие крушения различных надежд, утраты близких людей.

Фаза восстановления начинается, когда выжившие осознают, что им необходимо налаживать быт и решать возникающие проблемы самим, в связи с чем берут на себя ответственность за выполнение этих задач.

У многих людей, переживающих реальные тяжелые жизне-опасные ситуации, действительно наблюдаются указанные фазы психогенных реакций.

Это подтверждается рядом исследователей. В частности, предлагается рассматривать психогенные нарушения при стихийных бедствиях с позиции ключевых взаимосвязанных концепций стресса и кризиса, утрат и горя, социальных и эмоциональных ресурсов, кооперации и адаптации.

Диагностические установки в ход$ расстройств могут быть нивелированы при рассмотрении ситуации в динамике. Выделяются три фазы:

Фаза предвоздействия проявляется в ощущении угрозы и беспокойства. Обычно она существует в сейсмоопасных районах, где часты ураганы и наводнения. Зачастую угроза игнорируется, либо не осознается.

Фаза воздействия длится от начала стихийного бедствия до того момента, когда организуются спасательные работы. В этот период страх является доминирующей эмоцией. Повышение активности и проявление взаимопомощи сразу же после завершения воздействия нередко обозначается как фаза героизма. Авторы утверждают, что паническое поведение почти не встречается — оно возможно, если пути спасения блокированы.

Фаза послевоздействия, начинающаяся через несколько дней после стихийного бедствия, характеризуется продолжением спасательных работ и оценкой возникших проблем. Содержание этой фазы авторы описывают более подробно.

Это проблемы, встающие перед пострадавшими, преобладающие психические расстройства, а также новые трудности, возникающие в связи с социальной дезорганизацией, эвакуацией и разделением семей. Все это позволяет ряду авторов считать указанный период вторым стихийным бедствием.

Ученый Ф. Хокинг, рассматривая психические нарушения с позиции эмоционального стресса, подчеркивает, что тяжелый стресс может вызывать непредсказуемые реакции. По его мнению, трудно измерить внешний стресс и его взаимодействие с субъектом.

Вместе с тем многие авторы обращают внимание на коллективность психической травмы при стихийном бедствии, определяя ее как массивный коллективный стресс. При этом стихийное бедствие, воздействуя на ткань социальной жизни, разрушает связи людей и уменьшает чувство общности. В ходе изучения этой проблемы необходимо учитывать взаимодействие и взаимовлияние индивидуальных и коллективных форм реагирования.

При описании и квалификации развивающихся в экстремальных условиях психических расстройств используются различные термины и определения: "эмоциональные проблемы", "психогенные расстройства", "психологические симптомы", "общая нервозность" и т.п.

3.2.2. Краткий анализ исследований психогенных расстройств в экстремальных ситуациях

По мнению ряда исследователей, измерение психических нарушений при стихийных бедствиях примитивно, так как при этом используются различные нестандартизированные опросники, в которых не предусмотрены долговременные исследования. Авторы подчеркивают необходимость учета мощности воздействия стрессогенности и результата психопатологических проявлений не изолированно, а комплексно, в их взаимосвязи.

Ученый В. Менингер предложил принцип, по которому можно было бы судить об уровне стресса при наводнении, разделив людей на пострадавших и тех, которым наводнение непосредственно не угрожало. Реакции каждой их групп в значительной степени отличались. Для тех, кто оказался на периферии наводнения, характерным было развитие напряжения, при котором возникало желание что-либо делать, а удовлетворение этого желания (предоставление работы) вызывало облегчение. Во второй группе предвосхищение угрозы вызывало не только тревогу, но и неуверенность в том, что с ними может что-либо случится. Когда угроза становилась очевидной, то развивалось состояние растерянности и подавленности. Утрата собственности усиливала негативное воздействие, способствуя утяжелению депрессивных расстройств.

Коротко проанализируем исследования авторов, изучавших проблему психогенных расстройств в результате стихийных бедствий.

Дж. Глезер совместно с коллегами обследовал часть людей, пострадавших от наводнения. У 12% детей и 20% взрослых имелись легкие психические расстройства через несколько месяцев после бедствия. Проведенный осмотр пострадавших через 2 года после наводнения выявил симптомы тревоги, депрессии, напряжённости, возбудимости, соматические расстройства, социальную изоляцию и изменение в моделях поведения. Эти же отклонения имели место у 30% и через 4—5 лет. Увеличение потребления алкоголя было отмечено в 30% семей, курения — в 44%, а приём медикаментов увеличился на 52%. Примерно у 3Л пострадавших выявлены нарушения сна, бессонница и кошмарные сновидения.

Дж. Беннет через год после наводнения выявил симптомы соматических и психических нарушений у 32%, чьи дома и имущество были затоплены, и у 19% людей, чьи дома оказались вне зоны затопления.

М. Мелик, проведя исследования через 3 года после наводнения, обнаружил у 41,9% из затопленной зоры психоматические расстройства и такого же рода отклрнения у 6,1% людей из зоны, не подвергнутой затоплению. При этом 45% пострадавших обнаруживали симптомы депрессии.

Проведенные исследования позволили сделать некоторые выводы, судя по которым люди воспринимают и оценивают опасность, а также избирают пути приспособления для защиты в зависимости от личного опыта, возраста, продолжительности проживания в районе бедствий и личных столкновений с опасностью. При этом необходимо различать опыт, полученный в центре стихийного бедствия, от периферийного.

Особый интерес представляют исследования землетрясения в г. Скопье (1963 г.). Эпицентр толчков силой в 10 баллов находился под центральной площадью города. Третий по величине город Югославии (около 220 тыс. человек), столица Македонии, был разрушен в течении 20 секунд на 80%. Вслед за первым толчком, последовали остальные силой в 5 и 4 балла. Первый катастрофический толчок большинство жителей города расценило, как начало ядерной войны. Югославские исследователи выделяют три фазы, характеризующие психологическое состояние населения после землетрясения.

Первая (2—3 дня) —состояние тяжёлой психической депрессии, угнетения, ступора. Люди совершенно не реагируют на окружение, с ними трудно вступить в контакт. Они бродят по развалинам, как будто разыскивая что-то, или сидят неподвижно у своих разрушенных жилищ.

Вторая (5—12 дней) — продолжение менее выраженной психической депрессии у одних, проявление общего возбуждения, беспокойства, расторможенности у других (у детей — полное недержание мочи, у беременных спонтанные аборты и преждевременные роды).

Третья (от 10—12 дней до 2—3 месяцев) —постоянное сглаживание нервно-психических нарушений, появление интереса к окружающей действительности, беспокойство за будущее, стремление приспособиться к жизни в новых условиях.

Ташкентское землетрясение 1966 г. (первый толчок был около 8 баллов, продолжительностью 10 секунд) было слабее чем в Скопье и не вызвало тотальных разрушений, а главное — не сопровождалось значительными жертвами. Тем не менее, исследователи, которые изучали нервно-психические реакции населения Ташкента, пришли к выводу, что реактивные состояния остаются у 11% населения.

По данным очевидцев и исследователей, в момент землетрясения и сразу после него 36,7% пострадавших либо бездействовали, либо молились, а затем прибегали к защитным мерам, 42,5% укрывались в безопасном месте, 16,8% выбегали на открытое пространство.

Т. Николе пишет, что последующие толчки производят на жителей большее впечатление, чем первоначальные. У лиц, перенесших "афтершоки" (повторные толчки), возникает состояние неотвратимости, в связи с чем, охваченные страхом, они бездействуют вместо того, чтобы бежать в безопасное место.

При стихийном бедствии вообще и землетрясении в частности отмечаются ошибки в реальной оценке опасности. Здесь возможны иллюзии и уверенность субъекта в том, что он обязательно будет поражен. К. Фогельман и У. Парентон, описывая психические последствия землетрясений в Манагуа (1972 г.), отмечают, что поступления в психиатрические больницы в первые месяцы увеличились на 27%, обращаемость к психиатрам поднялась до 209% (по поводу тревоги депрессивных реакций, истерии).

В целях изучения особенностей поведения, психофизиологических реакций, состояния и работоспособности людей, подвергшихся воздействию стихийного фактора большой разрушительной силы, до 10 баллов, землетрясения в городах Кировокане, Ленинакане и Спитаке с 12 по 22 декабря 1988 года, учеными Решетниковым М. М, Барановым Ю. А, Мухиным А. П. проведены обследования 70 мужчин в возрасте от 19 до 35 лет. Все они на момент землетрясения были соматически здоровы и в процессе стихийного бедствия занимались обычными хозяйственными и ремонтными работами на своих рабочих местах.

Сразу после первых толчков все помещения были покинуты. Выбежав на открытую местность, часть опрошенных пыталась устоять на ногах, держась за деревья и столбы, другие инстинктивно ложились на землю. Действия пострадавших в этот период характеризовались индивидуалистичностью и реализовались в поведенческих реакциях, определяемых инстинктом самосохранения. Выраженность чувства страха закрытых помещений (ситуационная клаустрофобия) была индивидуальной, а его длительность продолжалась от нескольких часов до двух недель.

Для полноты характеристики степени воздействия комплекса экстремальных психоэмоциональных факторов следует отметить, что часть девятиэтажных зданий, уцелевших после первых толчков, вместе с людьми (преимущественно дети и женщины), выбежавшими на балконы, обрушивалась у них на глазах.

Реакция оцепенения длилась около 15 минут, после чего услышав крики и стоны из-под развалин, все кто могли, приступили к спасательным работам, направленным на поиск близких и родных.

Вместе с тем, большинство обследованных указывают на важность фактора внешнего побуждения при выходе из состояния оцепенения. В первые сутки продолжительность спасательных работ составляла до 18-20 часов. Ученые выделили 4 последовательные стадии состояния людей, подвергшихся воздействию стихийного бедствия.

I стадия — острого эмоционального шока развивается вслед за состоянием оцепенения и длится от 3 до 5 часов. Она характеризуется общим психическим напряжением, предельной мобилизацией психологических резервов, обострением! восприятия и увеличением скорости мыслительных процессов, проявлениями безрассудной смелости. В эмоциональном! состоянии в этот период преобладают чувства отчаяния, головокружения, головной боли, жажды, а также сердцебиения и затруднения дыхания.

II стадия — психофизиологической демобилизации длится до 3 суток. Ее наступление связанно с первичными контактами тех людей, кто получил травмы, а также с погибшими. Стадия характеризуется наиболее существенным ухудшением самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием чувства растерянности, панических реакций, понижением устойчивости поведения, депрессиями, а также снижением функций внимания и памяти. Большинство опрошенных жаловались в этой фазе на тошноту, головную боль, расстройство желудочно-кишечного тракта.

III стадия — разрешения длится 3-42 суток. Она характеризуется постепенной стабилизацией настроения и самочувствия. Однако у абсолютного большинства обследованных сохраняется пониженный эмоциональный фон, ограничение контактов с окружающими, гипомимия (маскообразность лица), снижение интонационной окраски речи, замедленность движений. К концу этого периода появляется желание выговорится, особенно с теми людьми, которые не были очевидцами стихийного бедствия. Одновременно отмечаются симптомы бессонницы и кошмарных сновидений.

IV стадия — восстановления начинается спустя 12 дней и наиболее отчетливо проявляется в поведенческих реакциях. При этом активизируется межличностное общение, нормализуется эмоциональная окраска речи и мимических реакций, отмечается приподнятое настроение с шутками в разговорах.

Специальные исследования большого числа пострадавших от землетрясения в г. Спитаке показали, что более чем у 90 обследованных имелись психогенные расстройства. Их выраженность и продолжительность различны: от нескольких минут до длительных и стойких невротических, психотических расстройств.

Смотреть другие вопросы в разделе: Психофизиология человека в экстремальных ситуациях





Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления и принадлежат их авторам. Любое копирование строго запрещено. Если вы являетесь автором того или иного труда и не хотите, чтобы он был здесь опубликован, свяжитесь с администрацией