***
Главная » Культурология » Украинский язык XVII—XVIII ст. и искания правописаний XIX ст.



Украинский язык XVII—XVIII ст. и искания правописаний XIX ст.

В начале XVII ст. в Киеве возникла вторая культурная ячейка, которая объединила образованных людей вокруг Киевской коллегии. Петр Могила добивался, чтобы в Киевской коллегии сурово придерживались орфографии старославянского языка. Это, конечно, отбросило проблему развития народного языка далеко назад.

В 1619 г. вышла печатью книжка Мелетия Смотрицкого «Грамматики словенския синтагма». Как указывают языковеды, эта грамматика была не столько славянской или церковнословянской, сколько близкой к общим свойствам руських диалектов. Не всегда зная, как произносятся звуки в славянском языке, Мелетий Смотрицкий передавал их по-руськи. Однако это была первая грамматика, которой пользовались в Украине, Беларуси и России, еще несколько веков.

Под воздействием этой грамматики складывалось немало школьных учебников, которые способствовали распространению грамотности среди простого люда. За грамматикой Мелетия Смотрицкого также заключались и буквари XVII—XVIII ст. Ценным в его грамматике было упрощения надстрочных знаков, которые утруждали чтение, введение буквы Г, вместо африкаты КГ, которая употреблялась в словах кгрунт, кганок и подобное. Однако он оставил еще немало уже «неживых» букв (ь ы, ь но др.).

Однако в XVII—XVIII ст. украинской книжной, народной или близкой к народному языку писали много писателей. Определенную роль в утверждении народного украинского языка сыграло также творчество путешествующих дьяков — недовчених спудеїв, которые, оставив учебу, зарабатывали на обитание литературно-театральными представлениями.

В начале XVIII ст. украинское языковое единство было нарушено реформами московского царя Петра. Его реформа правописания внесла определенные расхождения и в украинские нормы правописаний. Восточная Украина, находясь в составе Московского государства, приняла Петрову «гражданку» (гражданський, то есть упрощенный шрифт и алфавит), а западные земли под Польшей продолжали пользоваться кириллицей.

Уже с XVIII ст. началось недоразумение по поводу украинского правописания. Московити возмущались, что украинцы литеру Ъ произносят как и, а букву И читают как ЬИ. Началось давление на украинскую школу и церковь. Попы пытались угодничать Москве, а школа учила читать все буквы так, как читают в Москве.

Среди писателей начала XIX ст. еще было общепринято украинское произношение Ь и Й. По-украински их употреблял Иван Котляревский. Но школа, которая постоянно учила читать Ь как Есть, окончательно уничтожила остатки украинского произношения этих букв. Поэтому Григорий Квитка-основ’яненко, Евгений Гребинка, Тарас Шевченко перешли на русскую азбуку. Это давало возможность простому люду, который учился в церковных школах, читать так, как ему была более привычно, при том понимая, что это украинский язык.

Реформу такого правописания сделал Пантелеймон Кулиш. Его правописание было названо «кулішівкою». Он упразднил букву ЬИ, а вместо Ъ внедрил И, вместо йотированного Е — Е. Але буква Ъ не сразу была отменена. Ее употребляли для обозначения раздельного произношения в середине слов (как современный апостроф) и в конце слов: бъем (б’ем). Для звука ЙО употребляли заимствованное из шведской Е (его, к него). Буквы Ї еще не было.

Корректива «кулішівки» сделана в 1870 г. Было отброшено Ъ в конце слова и оставлено только в середине (для раздельного произношения), а также прибавлена буква Ї.

Московский царь Александр III запретил «кулішівку» и приказал писать русскими буквами. Это казенное правописание назвали «єрижкою» (от названия русской буквы ЬИ — «єры»). В 1905 г. это запрещение было отменено и украинцы отказались от «єрижки» и вернулись к своей «кулішівки».

В Западной Украине реформу «кулішівок» сделал в 1885 г. Евгений Желехивский: он обозначил буквой Ї не только йотировано И, но и употреблял ее для смягчения согласных, например: дїло, сїрий и тому подобное. Это правописание было внедрено в 1893 г. в школах и официальных учреждениях Австрийской Украины. Подобное правописание мы встречаем в произведениях старших научных работников начала XX ст., в частности у Михаила Грушевского.

Окончательные поправки к украинскому правописанию сделал Борис Гринченко. Он установил четыре правила, чтобы прийти к согласию с галичанами в вопросах правописаний:

1. Не нужно писать дїд с двумя точками.
2.
3. Не нужно отделять сия в глаголах.
4.
5. Нужно употреблять апострофа, чтобы отличить р’я од ря, з’я од зя и т.п.
6.
7. Не нужно писать мягкий знак в таких словах, как мир (не нужно писать сьвіт).
8.
Постепенно и галичане признали преимущества такой исправленной «кулішівки», теперь украинцы пользуются этим правописанием.



Воскреснем со Словом украинским, потому что в его глубинных недрах могучая потуга. Большие сыновья и дочери народа вложили в украинское слово свой ум и животворный дух, и оно на новых зарубках истории, получив, наконец, в конце ХХ ст. собственную государственность, уверенной поступью идет в третье тысячелетие.

Украинцы развили свой язык на почве местного племенного оборудования. Украинцы — непосредственные потомки населения Киевской Руси, а следовательно, и язык унаследован от старого языка полян, древлян, Волыни, сіверян; бужан, уличів, тиверців и других древнерусских племен.

Самые давние иностранные путешественники, которые находились в Украине и в Московии, видели отличие этих языков: «Русинский народ относительно языка отличающийся как от россиян, так и от поляков, уже из давних возрастов» (Франтишек Палацкий); «Украинцы — древний народ, а язык их более богат и всеосяжніша, чем персидская, китайская, монгольская и всевозможные другие. Она имеет черты, подобные московской...» (Ельвия Челеби, в 1657 г.).

Беспочвенность утверждений о том, что языка украинского нет, а есть только какой-то говор; что украинский язык — какая-то новая выдумка украинцев; что руська язык — это язык общая и россиянам, и украинцам, «общеруська», как говорят, должен править за родной язык им обоим одинаково (и нет через то, мол, причины, чтобы украинцы развивали свой украинский язык, ею писали, печатали, учили), еще в 1905 г. признала Русская академия, которая утверждала:

Что так называемый общеруська язык не общий язык великорусів и украинцев, а язык, великоруська.

Что рядом с ней совсем «законно и естественно» сызвека развивалась литературный украинский язык.

Что великоруська литературный язык не мог удовлетворить украинцев и, невзирая на запрещения, украинский литературный язык развивался дальше.

Что все запрещения украинского языка только вредили народу, его образованию и розвоєві.

По поводу этого М. Грушевский писал: «Большой весят сии выводы русских ученых против всяких выдумок на украинское слово и українство. Смело можно покликатися на них, когда приходится споритися с сими выдумками».

Михаил Грушевский, отмечая многострадальный путь развития украинского языка, писал: «Судьба неодинаково служила языку украинскому и языку великоруській. Великоруский было более легко. Великороссы имели свое государство, имели полную возможность развивать свой язык и грамотность. Украинцы жилы под Польшей. И было им с тем далеко тяжелее. Но еще тісніш стало украинскому языку как украинская церковь подданная московскому патриарху, после того как Украина соединилась с Москвой. Московское духовенство завело цензуру над украинскими книжками, а дальше от царя Петра начались запрещения — запрещено печатать книжки украинским языком, а в школах украинских начали заводить великоруську язык... Заводжувано всякие русские порядки на Украине, и с ними великоруська язык стал все более шириться на Вкраини, а книжня украинский язык должен был замирать... Правда, не погасшая в украинцах любовь к своему языку. Против... новой... языки... украинцы дальше развивают свой народный язык...»

Украинский язык, невзирая на запрещения, развивался снизу, из уст народа, возвышалась вверх писателями, которые предоставляли ей высокого уровня совершенства. Достижения украинского языка признали во всем мире, в том числе и в России, даже те, кто ее не дооцінював. Да, Николай Чернишевский, который сначала не воспринял творчества Тараса Шевченко, а его «Кобзарь» оценил лишь после смерти большого поэта, писал: «Спрашивают иногда: способен ли малороссийский язык достичь высшего литературного развития?.. Но разве можно иметь здесь какое-либо сомнение?

.Маючи такого поэта, как Шевченко, малороссийская литература... не нуждается в ласке. Да и кроме Шевченко пишут теперь на малороссийском языке люди, которые были бы не последними писателями в литературе даже богаче, чем великоруська».

В настоящее время украинское слово возродилось во всей силе, могуществе, обворожительности, научной и государственной мудрости. Украинский язык не только выстоял, сохранив свою неповторимость, присущие ей особенности, корня которых достигают глубокой давности, но и достала в демократическом мире одобрительное признание за красоту и точность. Как утверждают Д. Гринчишин, А. Капелюшний и другие исследователи, ее фонетическая роскошь, лексическое и фразеологичное богатство, огромные словообразовательные возможности, синтаксическая гибкость еще до войны обеспечили ей призовое место на престижном мировом конкурсе языков в Париже.

Следовательно, украинский язык — это гордость всей нашей культуры. В то же время нельзя быть безразличным до того, что и сегодня над небосклоном украинского языка громоздяться темные тучи не только валуєвих, но и доморощенных недорослів. Хочется верить, что наше Небо очистится. Слово — бессмертно.

Пользуясь случаем, по просьбе многочисленных сторонников языка предлагается авторская песня «Родной язык».

Смотреть другие вопросы в разделе: Культурология





Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления и принадлежат их авторам. Любое копирование строго запрещено. Если вы являетесь автором того или иного труда и не хотите, чтобы он был здесь опубликован, свяжитесь с администрацией