***
Главная » Культурология » Украинский язык времен Киевской Руси



Украинский язык времен Киевской Руси

В своем труде
«Українська язык, откуда она взялась и как развивалась» (в 1922 г.) Агатангел Крымский исследовал украинские языковые черты Х—ХИ ст., проследил развитие южнорусского языка XIV ст., который уже
була близкой к современному украинскому языку, а также язык литературных произведений Хv—хих ст. в ее развитии. Ученый указал, что черты украинского языка четко заметны в древнерусских достопримечательностях. Это в первую очередь украинская лексика: дамба, крыша, чинить, лучший, наводнение но др. Открывается ряд фонетических черт украинского языка: німая, семья, стены (русским языком: немая, семья, стены); переход Е в О после шипящих жона, мужчина, ничего вместо жена, человек, ничего, конечная буква В в глаголах там, где в русском языке Л: ходил, косил, брал. Достаточно часто в достопримечательностях староруського писательства встречаются такие сугубо украинские языковые явления, как дежурство согласных Г — Из, К — Ц, X — С в дательном падеже: дороге, девушке, тулупе (в русском языке: дорогое, девке, кожухе). Или исконные украинские формы местоимений: тебе, себе (русской — тебя, себя) и тому подобное.

Богатый материал дает такая грамматическая категория, как глагол. Здесь находим столько украинских форм, что самый лишь перечень их убедительно удостоверяет: южнорусские достопримечательности писались летописцами украинского происхождения. Это мягкое окончание третьего лица: носит, косит (русской — носит, косит). В украинском языке сохранилась архаїчніша форма будущего времени в сравнении с русской: буду знать, буду читать, буду делать (буду знать). В давние времена эта форма имела такой вид: знать + имамь (где имамь — вспомогательное слово, которое потеряло начальное И и видоизменилось в современную украинскую форму). Очень давняя также конечность — МО в глаголах знаем, ходим (русской — знаем, ходим). Ученый утверждает: «...порівняльно-історичні рассуждения показывают, что вот — МО далеко более старо даже от времени Киевского государства». В своем труде «Украинский язык, откуда она взялась и как развивалась» А. Кримский делает вывод, что «язык Надднепрянщины и Красной Руси времен Владимира Святого и Ярослава Мудрого имеет по большей части уже все современные малороссийские особенности». О современном русском языке он писал: «Север вытворил свои собственные языковые черты, чужие для Юга».



Украинский язык в XII—XVI ст. То, что черты украинского языка четко заметные в древнерусских достопримечательностях культуры, является понятным. Ведь источником языка, источником культуры стал язык народа, что чрезвычайно высокий расцвет приобрела еще в доисторическом (языческому) фольклоре. Наши далекие предки понимали важность родного языка. Доказательством является то, что Ярослав Мудрый во имя блага, чести, культуры народа не только возводил города, творил законы, строил несравненную Софию Киевскую, но и собирал книжников, создавал библиотеки, способствовал развитию грамотности. Доказательство и то, что относительно народного языка была разработана государственная политика. Сущность ее известна из тогдашних документов (летописей). Она была направлена на то, чтобы чужеземные языки не вытесняли родной, потому что она была символом «земли», самого народа. О необходимости знать, уважать, лелеять свой язык говорилось в вельможных палатах и из церковных амвонов, в княжеских указах, философских трактатах и летописях. В то же время сурово предостерегалось против пренебрежения ею. Когда же кто будет хаять славянскую грамоту, говорилось в «Повести прошлых лет», пусть будет отлучен от церкви, аж пока не исправится.

Закономерно, что «славянский» язык в Киевской Руси достигла чрезвычайно высокого развития: стала языком образования, науки, законодательства, религии, а также литературы и всей культуры. Еще в «Изборнике Святослава» в 1073 г. указывалось: отечественное слово — красочное и богатое, глубокое понятиями и чрезвычайно разнообразное образностью. Письменным достопримечательностям этого периода («Галицко-волынский летопись», «Слово о погибель Руской земли», «Киево-печерский патерик») присущи образность, торжество стиля, народнопоэтические высказывания, афоризмы.

Логично, что в следующие эпохи украинское Слово (тогда — «руське») имело государственный вес. Даже когда образовалось Великое княжество Литовское, составной частью которого после татаро-монгольської руины стала и Украина, — в его Уставе было записано: «...А писарь земский маєт по-руську буквами и слови руськими все письма, выписки и названия, писать, а не другими, єзиком и слови» (в 1588 г.). Невзирая на большое военное могущество, Литовское княжество признало руську язык государственным. Об этом свидетельствуют достопримечательности делового писательства, грамоты Хиv—хvи ст., «Судебник» Казимира Ягайла в 1468 г., «Литовский устав» 1566, 1588 гг.

Светские и религиозные книги в Литовском государстве писались также на руською языке: «Литовская летопись», «Люцидарий», «Четьи-минеи».

Люблинская уния в 1569 г. провозгласила образование одного федерального государства (польсько-литовської) — Вещи Посполитой.
У этот период в языке украинских грамот появляется немало полонізмів и заимствованных через посредничество польского языка германізмів. Однако количество лексических заимствований были незначительным. Основа терминологической лексики состояла из слов древнерусских, унаследованных от делового писательства Киевской Руси. Влияние польского языка на морфологию и фонетику было также незначительным, поскольку существовало параллельное употребление как польских, так и украинских, фонетических форм. Самым стойким остался синтаксис, он хранил порядок слов живого украинского народного языка и достопримечательностей Киевской Руси.

Но борьба православия с католицизмом в известной мере влияла на развитие письменных достопримечательностей. Защитники православия считали, что нужно писать старославянской, а католики позорили старославянскую как непригодную к церковному письму. Потребность сохранить старославянский язык в культурно религиозному писательстве, а следовательно, искусственное ограничение сферы потребления простои народного украинского языка стало причиной торможения развития украинского языка, украинской культуры.

Поскольку старославянский язык уже в IX ст. не испытывал изменений, фактически была мертвым языком и применялась только в религиозной литературе, она все больше становилась непонятной народу. Поэтому появляются словари, которые подают перевод из старославянского языка, — украинским народным языком.

Выдающейся достопримечательностью староукраинского языка является «Пересопницке евангелие», написанное в 1556—1561 гг. Его язык имеет выразительный народный колорит, насыщенная фразеологизмами из живого народного языка, живописными заставками, орнаментами, в староукраинском стиле. Перевели книгу Михаил Васильевич и архимандрит Пересопницкого монастыря Григорий.

Протестантские движения XVI ст. способствовали потому, что к письменному языку подальше больше привлекались слова из простонародного украинского языка. В этот период разговорная лексика проникла и в книжно церковную, и в актовый, и в художественный, язык украинского писательства.

Иван Франко считал, что эта эпоха была «порой, в которой у нас родилась и начала красиво развиваться первая всеукраинская, действительно национальная, литература», когда писали на «языке, понятном по всех усюдах Руси-Украины». И хотя литература Украины периода почти трех веков была многоязыковой (старославянская, латинская, польская, русская), уже появились произведения, написанные языком, близким к народной украинской.

По свидетельству современников, тогда существовало множество рукописных сборников народных песен или стихотворений, написанных простым народным языком. Если церковь стремилась как можно дольше хранить церковнословянский язык как литературный, то светская литература, особенно поэзия, тяготела к употреблению народной и близкой к народному украинскому языку. Об этом, например, писал Иван Жоравницкий (в 1575 г.). Следовательно, как видим, Иван Котляревский и Григорий Квитка-основ’яненко начинали не на пустом месте. И полностью понятной является мысль И. Франка, что «Энеида» Котляревского «не была абсолютно новым явлением в руському писательстве как с точки зрения языка, так и в плане литературного метода... Котляревский был продолжателем старой руської литературной традиции».

Во второй половине XVI ст. в Остроге образовалась значительная культурная ячейка, которая возглавила князь Константин Острозький. Здесь выдаются книжки и формируется книжный украинский язык, который развивали писатели XVII ст.


Смотреть другие вопросы в разделе: Культурология





Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления и принадлежат их авторам. Любое копирование строго запрещено. Если вы являетесь автором того или иного труда и не хотите, чтобы он был здесь опубликован, свяжитесь с администрацией