***
Главная » Культурология » Культура средневековья



Культура средневековья

Средние возрасты — понятие не столько хронологическое, сколько смысловое. На разных этапах существования оно по-разному обнаруживает свои сущностные характеристики. В Раннее — начальный предел которого нелегко установить — еще достаточно сильными были элементы культуры и социальных отношений античности, и только постепенно вырисовываются формы социальной и духовной жизни, присущие средневековью. Радикальные изменения происходят как в прогрессе техники, развития городов, которые так не похожие ни на античные полисы, ни на города Нового времени, в системе организации производства и эксплуатации основной массы крестьянства, так и в структуре господствующего класса феодального общества. Еще большими были изменения в сфере духовной жизни, искусства, литературы, теологии.

За всеми этими признаками средневековья условно разделяют на раннее (V—XI ст.), высокое, или зрелое (XI—XIII ст.), и позднее (XIV—XVI ст.). Но при сосредоточении внимания на коренных проявлениях мироощущение рядового человека данная периодизация оказывается не точной, ведь ощущение мира человека аграрного по своей природе общества изменяется медленнее, чем культура людей образованных (мы говорим о других ритмах изменений). Динамика «элитарных» форм духовной жизни опережает перемены в глубинке». Присущие низинной прослойке культуры и ментальности установки и способы поведения характеризовались необычной стабильностью и цепкостью, противопоставлением изменениям. Поэтому средневековье не заканчивается в какой-то определенный промежуток времени: Ренессанс, Барокко, Реформация и даже ранняя Просветительская, еще не были такими радикальными сдвигами, чтобы покончить с ментальностью, присущей средневековому человеку — крестьянину, бюргеру. Какие-то черты народных верований и представлений о мире сохранялись задолго потому, как официально средневековье завершилось.



Особенности средневекового мировоззрения. Христианство и его влияние на средневековую культуру. Огромную роль в становлении средневековой культуры сыграло христианство, которое впитало у себя представление и традиции язычников. Выделение христианской культурой своей неповторимости, самоосознание эпохи, шло через противопоставление и сравнение ее основных позиций с культурным наследием античности. Христианство, для того, чтобы управиться с языческой культурой, вынужденное было ее освоить. В свою очередь, это освоение языческой традиции привело к «существенной внутренней перестройке латинской христианской культуры» (С. Аверинцев). Овладев античной традицией, средние возрасты произвели как собственную традицию в отношении к миру и себя в нем, так и традицию отношения к традиционности в целом.

В этой философско-этической возможности христианства кроется его жизнеспособность, восприимчивость к другим системам и традициям мировосприятия. Церковь учла возможности восприятия христианства, потому много религиозных церемоний, заклинаний, благословлінь, что должны были обеспечить выживание и существование человека, за своим происхождением является сугубо языческими. Таким образом ориентированная деятельность духовенства оказалась безошибочной, хотя и выходила из стремления не допустить общественно значимых рецидивов дохристианской веры.

В отношениях, которые установились между языческим наследством и христианством, прослеживаются две тенденции, которые актуализируются в зависимости от исторической конъюнктуры: запрещение использовать и даже читать древних авторов; разрешение широко обращаться к ним, в чем не видели грех. Святой Иероним отмечает компромисс в отношениях с античностью: «Христианские авторы должны делать с языческими подобно евреям в книге Второзаконня, которые своим пленницам глыбы председателя, стригли ногти, наряжали в новое платье, а затем брали жены».

Особенности структуры миропонимания человека средних возрастов объясняются самим строем консервативного, преимущественно аграрной жизни. «Это, — как пишет Лэ Гофф, — печать традиционного крестьянского общества, где истина и тайна передаются из поколения в поколение, завещаются «мудрецом» тому, кого он уважает достойным ей подражать, и распространяется в большей степени не посредничеством писаных текстов, а из «уст в уста», теми идейными традициями, которые были ориентированы на миф и ритуал». Исходя из этого, можно говорить об ориентированности средневекового сознания не на развитие и изменения, а на воссоздания клише, которые каждый раз повторяются, на переживание мира в категориях вечного возвращения. А потому общие места, понятийные клише господствуют в средневековой литературе, авторы которой и не стремились к своєрід¬ності и к выработке собственных идей, через то и новаторство (литературное новаторство) особенной ценности не имело. Как отмечает А. Я. Гуревич, характерной чертой средневековой богословской литературы была ориентация на традицию и авторитет Писания
а оригинальность, как критерий оценки качества литературного произведения, признается в последнюю очередь.

Основой самосознания средневекового человека было чувство неразрывной связи с ее общиной, состоянием и социальной фун-
кцією. Всю жизнь человека от роду до смерти было регламентировано. Она почти никогда не пометала место своего рождения. Ее жизненный мир был ограничен рамками общины и ста¬нової принадлежности. Как бы не складывались обстоятельства, дворянин всегда оставался дворянином, а ремесленник — ремесленником. Социальное состояние для нее было так же органическим и естественным, как собственное тело. Каждому состоянию свойственная своя система добродетелей, и каждый индивид должен знать свое место. «Сословный» индивид не отделял себя от своей социальной принадлежности. Средневековый человек, выполняя множество традиционных ритуалов, видел в них свою настоящую жизнь.

Средневековая мысль не знала идею развития собственной личности. Для нее «возрасты жизни» так же естественны и неминуемы, как и времена года. Детство в понимании средневекового человека не какой-то особенный период «подготовления к жизни», а ее естественное состояние. Человек естественно вырастает, подобно дереву, все фазы роста и конечный результат которого определенные предварительно. Однозначно прив’я¬зуючи индивида к его семье и состоянию, феодальное общество строго ограничивало рамки его «свободного самоопределения», ему не нужно было выбирать ни рода занятий, ни мировоззрения, ни даже жену. Все это делали за него другие, старшие.

Для средневекового человека знать самого себя значило в первую очередь «знать свое место», иерархия индивидуальных возможностей и возможностей здесь совпадала с социальной иерархией.

Христианство лежало в основе культуры и всей духовной жизни, а средневековое мировоззрение определяется как преимущественно мировоззрение теологическое.



Место церкви в культуре средневековья. В средние возрасты росли доходы и владения церкви, усиливалось ее могущество. В условиях отсутствия стабильной централизованной власти она накопила значительные богатства, которые достались ей от королей варварских государств, которые возникли на территории Западной Римской империи.

Значимость католической церкви была предопределена исключительным значением религии в средние века — она являла собой идеологическую форму внеэкономического принуждения и была существенной чертой классовых отношений в феодальном обществе. Религиозная идеология основывалась на идее Бога, который гарантировал стойкость, неизменность существующего порядка и являл собой часть космического, природ¬ного порядку.

В средневековой культуре существует четкое распределение между «ученой верой» и «верой народа». Да, М. Бахтин говорит о противостоянии двух культур: церковной, ученой, официальной и народной, смеха, карнавального.

Это является своеобразным парадоксом средневековой культуры, результатом пересечения народной культуры с культурой «ученых», образованных людей, книжной культурой, взаимодействием фольклорных традиций, с официальной церковной доктриной.

Религиозная универсальность, которая основывается на юридическом и аграрном характере индивидуальной религиозности, в регионе своего существования не могла быть терпимой ни к религиозной индифферентности, ни к другой вере. Тот, кто не принимал веру, не «помещался» в существующий общественный строй. Тесная связь, которая существовала между церковью, государством и обществом, приводила к тому, что каждый, кто хотел жить в обществе, должен был быть одновременно и христианином.

Подчеркивают достаточно сильную связь отождествления индивида с церковью. В такой ситуации индивид не мог выйти из католической церкви, со временем от нее откалывались лишь целые государства. Можно вспомнить раскол христианства на восточное (православное) и западное (католическое), во времена Реформации с Римом порывают князья и епископы, а вместе с ними цели народы.

Христианство в феодальном обществе Западной Европы выполняло функцию идеологического интегратора, что обусловило консолидацию его организации — римо-католицької церкви, которая являет собой строго иерархически централизованную систему во главе с римским папой и стремится к верховенству в «христианском мире». Вековое сооружение папской теократии основывается на двух взаємопротилежних принципах — аскетизма (отречение от мира) и всемирной власти (владычество над миром). Аскетизм, отречение от мира и вера, у бога были важным инструментом в руках католической церкви для достижения ее целей. Многое в этом плане было взято христианством от предыдущих эпох и культур и трансформировано в соответствии с потребностями папской власти.



Храм хрестово-купольного типа


Продольная части базиліки



Хор




Поперечная часть базиліки



Ход вокруг хора




Апсида



Середхрестя


Контраст между аскетическим настроением средневекового общества Западной Европы и завоевательскими стремлениями римо-като¬лицької церкви является характерной чертой средних возрастов. Религиозный фанатизм — одно из средств в попытке римо-католицької церкви установить тоталитарное управление над западным обществом.

Эффективными орудиями в решении таких заданий была Священная инквизиция. Эта организация практически контролировала все сферы деятельности миллионов людей, используя разнообразные методы соціотехнічного, в том числе и тайного, управление обществом, а также тонкие способы проникновения в потайные уголки человеческой души. Инквизиция возникла в XIII ст. и закончила свое существование в первой половине XIX ст. На исходе средневековья Западная Европа, которая находилась под воздействием католической церкви, была покрыта сеткой инквизиционных трибуналов, чья деятельность своей непрерывностью напоминала действие законов природы. Имея «длинные руки» и хорошую память Священная инквизиция действовала в ту эпоху как международная полиция. Она вызывала мистический ужас через секретность ее деятельности и сверхприродную бдительность. Деятельности инквизиции свойственные разнообразные методы и формы — от пыток в застенках в средние возрасты к анафем, отлучений и Индекса запрещенных книг в Новое и Новейшее время.

Однако деятельность Священной инквизиции не смогла предотвратить Реформацию, и падение тотальной власти римо-католицької церкви было неминуемым.

Для борьбы с христовими врагами и отступниками в середине XVI ст. был создан орден иезуитов — полувоенная полумонашеская организация во главе с Игнатием Лойолой. Именно этому фанатичному ордену удалось потеснить другие католические ордена и осуществить тотальный контроль над мыслями, духовной жизнью многих людей в мире. Орден иезуитов стал эффективными орудиями в руках римской церкви в борьбе из єресями и свободомыслием, способствовал сохранению влияния католической церкви.

Смотреть другие вопросы в разделе: Культурология





Все материалы размещены исключительно с целью ознакомления и принадлежат их авторам. Любое копирование строго запрещено. Если вы являетесь автором того или иного труда и не хотите, чтобы он был здесь опубликован, свяжитесь с администрацией